Да пребудет счастье в доме бирюзовых небес года сего, ибо наконец-то я нашла среди прочитанного на данный момент у Орхана Памука тот самый роман, то самое произведение, где повествование по стилю и содержанию для меня идеально: и темп, и многоголосье лиц, и история страны-города-семьи.

"Мои странные мысли" были на примете довольно долго, но все-таки, признаться, отпугивал опыт предыдущих прочтений книг

Если закрыть глаза, то может показаться, что паутина страхов запутывает тебя в кокон из собственных сомнений, секретов и проступков.
Если открыть глаза, то вспышка света покажется самой ужасной из пыток. Все же в свое время читали-слушали истории о том, что в черном-черном городе...

Две стороны монеты, одна краше другой. Вот только бледные блики венчают обе стороны. Если поверить в то, что в "Ночном кино" победит мистическая версия событий, то можно успеть

Вот так, порой совершенно случайно, становишься свидетелем самых разных человеческих историй: больших и малых, радостных и печальных, обычных и смешных. Просто в какой-то момент ты замечаешь, как тысячи судеб вокруг движутся в своем хаотичном направлении.

– Да, да! Алло! О, Серега! Ты ли это?! – мужчина был явно рад звонку старого друга.

– Я? Не-не, ты чего! Я ж пять через два, "стандартом". Это вот у тебя вечные два через

Мне надоело восхвалять Стивенсона, поэтому на этот раз я просто напишу, о чём эта книга.

Представьте себе будущее, где технологии дошли до того, что бумага может воспроизводить видео, выполнять голосовые команды и показывать результаты поисковых запросов к Google; в воздухе летают наномухи, которые следят, или охраняют, или являются частью одежды; любой предмет (включая еду)

Нитку вокруг пальца. Захватить крючком и вытянуть. Петелька. Ещё петелька. Замкнуть в предыдущую. Так и начинается большая работа. Пара петелек, и ряд готов. Пара рядов, и просматривается закономерность.

Всё начинается медленно. Ты постоянно сверяешься со схемой, часто ошибаешься, распускаешь и перевязываешь. Потихоньку твой крючок запоминает узор. Ты всё реже смотришь на схему и чаще на плоды его трудов. Получается красиво. Только одна десятая часть готова, но уже можно оценить общую картину.

Сноукреш. Лавина. Волна приключений накрыла меня, как только я начала читать. Да, я снова читаю Стивенсона!

Итак, что вы знаете о Древних шумерах? Умерли, говорите? А дело их живёт! Они же были программистами. А почему люди стали говорить на разных языках? Лепечете что-то про Вавилонскую башню и Бога? На самом деле, это была защита от вируса, который распространялся через речь.