Я не знаю, зачем люди читают отзывы на книги. Я знаю, зачем я их пишу: поделиться своим мнением с потенциальными окружающими. Но почти никогда не читаю чужие. Лучше читать первоисточник, чем мнения каких-то других людей. Какими бы именами эти люди ни обладали. Читать отзывы на книги – все равно что смотреть стримы игр. Ты и так тратишь время, потрать же его на то, чтобы самому поиграть. Не самое захватывающее начало текста, но не у всех есть дар писать максимально простым языком, чтобы заинтересовать как можно большее количество читателей (это моя отдельная боль для отдельного поста, простите-извините).

А теперь о главном. О романе The Goldfinch Донны Тартт. И я вам честно скажу: роман мне совершенно не понравился. Я даже не знаю, что конкретно мне должно было там понравиться. 700 страниц какого-то сомнительного сюжета и страниц 15 в конце такой же сомнительной морали.

И все это написано языком, прямым, как паркетная доска. С другой стороны, подозреваю, что так его переводом сильно не испортишь.

Слишком много слов, слишком мало действия. Слишком много слов, но слишком мало чувств. Будто одна пустая картонная коробка рассказывает другой пустой картонной коробке о своих приключениях: как сначала делали на заводе картон. Потом, как этот картон упаковывали, как он попадал в магазин, как его собирал у себя дома новый хозяин, и вот теперь стоит в коридоре эта самая коробка. Вроде бы, что-то с коробкой и произошло, но отклика это особо никакого не вызывает. И разумеется, все происходящее с главным героем, Теодором Декером, гораздо интереснее путешествия картонной коробки. Только описано оно так, что все равно никаких эмоций как не было, так и нет. Хотя там и трагедии, и любовь, и бесконечное самокопание, и безумные алкогольно-наркотические трипы пятнадцатилетних подростков. Но тускло, серо и обыденно. Даже когда Теодор соприкасается (да, буквально) со вторым главным героем – собственно картиной "Щегол" Карела Фабрициуса – тон повествования не меняется.

Если это нарочно, чтобы показать, как герой воспринимает мир из своего захлопнувшегося сознания, более не способного на счастье и яркие краски, то хоть как-то понятно. Но все равно не особо интересно.

А каждый раз, когда наконец-то становится интересно, автор переносит нас, скажем, на восемь лет вперед. Все остальное время тебе остается только нудно и монотонно топать по страницам, на которых ничего не происходит. Только слова переходят из одного в другое, качественно и профессионально.

Не хочу сказать, что книга плохая. Просто мне не удалось увидеть в ней ничего хорошего. Мне очень-очень обидно, учитывая, сколько и каких наград за нее присудили. Не знаю, что со мной не так, но, как и сама Тартт, не первая и не последняя, говорит, что произведения искусства совершенно по-разному говорят с разными людьми, а порой совсем не говорят. Может, у меня просто заложены уши. Может, все хотят что-то услышать и только поэтому слышат.

Евгения Янова