Если закрыть глаза, то может показаться, что паутина страхов запутывает тебя в кокон из собственных сомнений, секретов и проступков.
Если открыть глаза, то вспышка света покажется самой ужасной из пыток. Все же в свое время читали-слушали истории о том, что в черном-черном городе...

Две стороны монеты, одна краше другой. Вот только бледные блики венчают обе стороны. Если поверить в то, что в "Ночном кино" победит мистическая версия событий, то можно успеть поймать то самое ощущение дрожи и мурашек по коже. Если избрать путь простого объяснения, то на пару часов тебе станет легко и просто, но, спустя четко отмеренное время, сомнения раз за разом будут накатывать волной и постепенно вымывать былое, так легко принятое обоснование случившемуся. Ибо зачем-то все это было. Или не было. Или было? Или?
...
Грань перехода отсюда сюда – лишь твое воображение и то, насколько далеко ты способен зайти в темноту без фонарика.

"Ночное кино" – это царство темной фантазии, начиная от того, что заложил в роман сам автор, продолжая его оформлением и заканчивая восприятием прочитанного. Если тебе не хочется трогать холодную воду и искать лица в колодце, ты даже не подумаешь этим заняться. Тоже самое и с прочтением этой книги: если отпустить воображение и позволить ему чуть раскрутить винты, то придет атмосфера, придет то самое необходимое, чтобы работа Маришы Пессл не оказалась проходной историей, а запомнилась впечатлениями. Потому что самое страшное – это равнодушие, а мастеру и его работе всегда нужна и полезна критика, равно как читателю – эффект погружения, будь то плюс или минус.

Местами сюжетная линия напоминает блуждание в консольной игре, когда у тебя впереди лес, темнота, в кармане всего лишь одна запасная батарейка, а свет уже упомянутого выше фонарика постепенно меркнет. У нас даже команда героев есть, каждый хоть куда. Но не могу сказать, что это вредит прочтению, опять-таки, потому что очень многое тут завязано на настроении, с которым ты подходишь к прочитанному. Определенно, оформление вставками, будь то масс-медиа или карточка психиатрической больницы, свое дело делают (хотя этот мелкий шрифт... мелкий шрифт...), но это не львиная доля успеха. Успех кроется в том, захочет ли читатель открыть ту самую дверь и открыть глаза. В конце концов, у каждого из нас свои демоны и свои монстры под кроватью, и сыграть на них, сыграть на том, что у каждой монеты две стороны, а не каждое объяснение – это ровно и годно, тоже вполне себе идея. "Ночное кино" – это комбо из мистификации, слухов, подглядываний и перекраивания жизней, почти все как каждый день, если приглядеться и убрать вуаль нуара. Это и пугает.

Мариша Пессл дала указания, как играть в эти прятки, выдала клубок ниток, а вот составить картинку единого целого читателю придется самому. А насколько тонуть в той или иной половинке себя, истории, версии и/или обосновании, насколько темный сорт шоколада выбрать, – тут уже каждый решает сам. Единственное, где Пессл, с моей точки зрения, немного переборщила по объему эпизода – это блуждание по территории ближе к финалу. В остальном композиция самое то.

— Читала ли я в темноте? Не стала рисковать.

— Боялась ли тишины после? Скорее заброшенных мест.

— Порекомендовала ли к прочтению? Да, решила проверить рекомендацию на прочность любителями триллеров со стажем.

— Сумела ли выбрать для себя ту самую правильную версию событий? Постоянно меняю сторону, за которую буду играть, потому что слишком глубоко и стильно копали герои этой истории, чтобы все оказалось вот так. А, с другой стороны, подчас именно так и происходит. Да, я снова пошла бродить от одной версии к другой. Это очень похоже на эффект от прочтения "Острова проклятых", когда хочется, с одной стороны, усмехнуться, мол, автор, ты просто нагнетаешь на пустом месте, а с другой...

— Хотела бы я посмотреть Ночное кино руки таинственного мастера? Нет, ибо тогда мои тени захлопнули бы крышку колодца навсегда.

Когда-нибудь обязательно перечитаю на английском, ибо копия на языке оригинала тоже есть в моей библиотеке.
А теперь я щелкну пальцами, и на счет три вы проснетесь, не успев спрятать то самое красное пальто.

Екатерина Морозова