Разглядывал в метро обувь входивших пассажиров, и попался один великолепный экземпляр.

На ногах сандалии-кроссовки и в носках. Поднимаю взгляд, а там мужчина похожий на запыленную палатку. И цвета такого же. Сам смуглый, огромные коричневые шорты и футболка вся в принте желто-коричневых дубовых листьев. Сальные, прилипшие к голове волосы. Густые усы деревянного цвета и фактуры. И цвета он такого, словно весь день у проселочной дороги играл.

За спиной рюкзак. Точно такой же, как владелец. Когда-то черный, а теперь то ли серый, то ли коричневый. Потертый, но надежный. Основательный. На плече мужчины видавший виды футляр для фотоаппарата, а с другой стороны еще одна сумка через плечо.

Живот объемный, но не больше, чем полагается мужчине в возрасте Карлсона. А в руках контрастирующе гладкий, черный, глянцевый планшет  игрушка для взрослого кибальчишки.

Николай Шамаев