Ночь в музее! Звучит зловеще, в особенности после нашумевшего фильма, на деле – ничего сверхъестественного. Середина мая, толпы народа, выматывающие очереди, вездесущие селфи. Но подруга есть подруга – Катя уговаривала меня пойти в краеведческий музей ещё с понедельника, и к субботе-таки добилась своей цели, основательно промыв мой мозг. И вот мы здесь: она, улыбающаяся во весь рот при виде каждого экспоната, и я – умирающая от скуки.

Ветер запрыгнул в настежь открытое окно. Соскочив с подоконника, он подбежал ко мне и приобнял за плечи. Затем, словно испугавшись, затих на секунду и покинул кухню столь же стремительно, как ворвался в нее. Я поёжился – воздух был влажный и прохладный. Закрыв кран и вытерев руки, я закинул полотенце на плечо и подошел к окну, за которым, уже никого не стесняясь, ветер носился по двору,

Старый и не по профессии угрюмый клоун, в очередной раз пропивший то немногое, что принесло очередное неудачное выступление. Старый пьяница и пройдоха в замшелой куртке и протертых штанах, на нем еле-еле держится шляпа. Которая годится ему в матери, а ботинки не кормлены уже не первый месяц. Доброго клоуна в очередной раз выкинули из шумного кабака под гогот пьяных солдат. И по утвердившейся традиции, он полежал пару минут в канаве, чтобы потом, чуть не вырисовывая по улице носом узоры, поплестись домой.

Боги обычно подобны тем, кто им поклоняется.

Анатоль Франс.

 – Поторапливайся, если хочешь меня поймать! – чуть сдерживая смех, крикнул из-за зарослей можжевельника мой друг. – Ты бегаешь медленней хромой иссливской лошади!

Да, в чём уж я точно ему уступал, так это в скорости! Гов, внук главного шамана нашего племени,

Класс «5 АБЭВЭ» беспорядочно разглядывает учебник по математике. Елизавета Михайловна строгим взглядом учительницы математики окидывает класс «5 АБЭВЭ»: Леонид, не мог бы ты мне объяснить связь между птичкой, найденной в твоей тетради, и неправильными дробями?

Связь исключительно прямо пропорциональная, Елизавета Михайловна! (Леонид, нисколько не смущаясь, отвечает на провокационный вопрос учительницы о

Всю мою сознательную жизнь меня не покидает одно чувство: ощущение того, что мне чего-то не хватает. Оно похоже на тревогу, которая иногда посещает людей во время дальних путешествий: когда ты сидишь в поезде, смотришь в окно на непрестанно меняющийся, но пока еще знакомый пейзаж, а подсознательно знаешь – что-то забыл. И так и едешь с этим смутным беспокойством на периферии сознания, пытаясь поймать его за хвост