Здравствуй, о пушистый друг!

Давно уже собирался тебе написать, но знаешь, весна, улитки в моей голове... Долгая и запутанная история, которая со временем станет короче и от этого еще запутанней. Короче. Надо с чего-то начать. Всяким комедиантам это делать очень легко, ибо вокруг – в воздухе, земле и воде – везде можно увидеть след творца, лапу пушистого зверя семейства песцовых. Шути – не хочу. Но я же не комедиант? Поэтому перейду к главному.

И вот началось отличное приключение в лучших традициях жанра, в котором написаны все, так горячо любимые. Горячо любимые в прямом смысле этого слова, потому что топить-то и обогревать себя холодными зимними вечерами Дональду все же чем-то надо. А, по известной всем информации, зима будет долгой, серой и продлится до конца наших дней. Хотя, откровенности придерживаясь, зимой и не пахло вокруг кабака, крыша которого отнюдь не

Предметы валятся из рук,
Желтеют листья в темноте,
А за окном - печальный стук
Дождинок в тёплом сентябре.

Потеет темное стекло,
Стекают капли, я смотрю.
В бокале греется вино.
Кручу в руках бокал, не пью.

Гора выполненных обещаний
Ютится на моём столе,
Слова несказанных прощаний
Записывать - хвала! - не мне.

Шел дождь. Вот уж чего меньше всего хотелось, так это – выходить на улицу. Да и на какую улицу! На проспект. Кругом продуваемый и кругом пестрящий зонтиками прохожих, что особенно обидно, когда у тебя над головой нет даже худенького платочка.

Ты неудачница, Турова! Притом, законченная. Из тех, кто верит в прогноз погоды и в советы случайных доброжелателей. Какого черта ты опять купилась на басню о том, что на свете

Дональд почесал правой рукой правое яйцо, лежа на правом боку, не потому, что Дональд – правша. А потому, что у Дональда не было левой половины Дональда. Так периодически случается с людьми, которые не осторожничают со своими сторонами, допускают между ними споры и разногласия. Однако Дональд был не так прост. У него был план. План всегда помогает в подобных ситуациях. И под

«... жизнь все же не одна-единственная загадка и не одна-единственная попытка ее разгадать, она не должна воплощаться в одном конкретном человеческом лице, нельзя, один раз неудачно метнув кости, выбывать из игры; что жизнь нужно – из последних сил, с опустошенною душой и без надежды уцелеть в железном сердце города - претерпевать. И снова выходить - в слепой, соленый, темный океан»

Джон Фаулз