Дональд почесал правой рукой правое яйцо, лежа на правом боку, не потому, что Дональд – правша. А потому, что у Дональда не было левой половины Дональда. Так периодически случается с людьми, которые не осторожничают со своими сторонами, допускают между ними споры и разногласия. Однако Дональд был не так прост. У него был план. План всегда помогает в подобных ситуациях. И под подобными я понимаю ситуации, в которых совершенно здоровый Дональд валяется в загнивающей комнате на втором этаже какого-то мало презентабельного кабака посреди места, которое принято называть Черт-знает-где.

Это был далеко не первый кабак на пути нашего героя неизвестной пока национальности. Ведь действительно представляет собой сложность определение национальности только по одной стороне человека. С другой стороны, может, и не человека вовсе.

С трудом разлепив правый глаз и нащупав правым ухом громогласное «Твою ж мать!», явно принадлежавшее владельцу заведения, Дональд О’Дональд осознал все хитросплетения своего положения. Голова нещадно болела, требовала объяснений и немного воды. Память с трудом протискивалась внутрь сознания, как очень жирный кот, впихивающий всего себя через узкую форточку на очень высоком этаже. Дональд понимал, что это все неспроста. Он где-то читал, вероятно, в книге, что именно так и начинаются все великие приключения всех великих героев. Почувствовав себя героем, он решил сесть.

Тем временем громогласное «Твою ж мать!» прекратило свои раскаты и приняло более сконцентрированную и непечатную форму. Понять все обстоятельства возникновения таких страшных восклицаний не составляло труда. Владелец заведения, он же более известный как бармен, наблюдал, как в бар заходят трое. Он чувствовал себя, как в паршивой шутке и не собирался мириться с таким своим положением. Поэтому он мысленно представил, что женат, что жена его раздражает, что больше жены его раздражает только ее мать, которой он и адресовал всю свою печаль того утра, когда Дональд ощущал боль расплаты, пытаясь сесть в кровати только правой своей стороной, а три незнакомца заходили в бар с очевидным желанием не чай там пить.

Поскольку многое уже сказано о бармене и о нашем главном герое, следует высказаться, не перебарщивая, не растекаясь мыслью по древу, не распространяясь сверх меры и не выдавая лишних деталей, которые могут подпортить нашу историю, о трех джентльменах, которые в эти мгновения делали свои первые шаги по месту действия, а именно по кабаку.

Три джентльмена всем своим видом говорили, что желают как минимум по два пива на джентльмена. Они были одеты именно так, как должен себе представлять любой здравомыслящий читатель: по-ковбойски. Остается невыясненным, как оказались три человека, одетых в ковбоев, черт знает где, не в той Вселенной, в которой существуют ковбои, а в месте, которое больше всего напоминало таверну из идеализированной, приукрашенной и обросшей фантастическими идеями эпохи типа Средневековье.

Так или иначе, цели ковбоев были ясны стороннему наблюдателю, как одиннадцатый шаг во время метели. То есть были весьма туманными. Далекая от святости троица тем временем продолжала свое продвижение к кабатчику, который все не переставал поминать свою несуществующую тещу, которая, казалось, была уже виновата в тридцатилетней войне и лихорадке Западного Нила одновременно и бесповоротно.

– Два пива! – сказал один из ковбоев.

– Два пива! – повторил его товарищ.

– Два пива! – решил не отставать от своих спутников третий участник диалога.

– Пива нет! – прервал все надежды на возлияние средней величины бармен, назовем его Конрад.

Итак, «Пива нет!» – сказал Конрад. Именно это утверждение, проделав немыслимую работу, преодолев лестничный пролет, деревянную дверь, залежи ушной серы и гул трехсот внутренних барабанов, достигло в Дональде какого-то органа, который отвечал за осмысление происходящего. Живо прикинув свои шансы на выживание в таких страшных условиях, что являло собой тотальное отсутствие пенного напитка в непосредственной близости от себя, Дональд, Национальности Неопределенной, принял серьезное решение. Он понял, что пора отправляться в путь. Дальнейшие детали плана он готовился продумать по пути, чтобы не терять драгоценное время, ведь он мог потратить эти мгновения на приключения, как и полагалось всем героям историй, которыми он руководствовался в данный момент.

– Здесь пива нет, – с тонкими нотками печали произнес первый джентльмен.

– Определенно, именно пива здесь нет, – согласился с ним второй господин. Не менее печально.

– Пива нет! – несколько более эмоционально заметило третье действующее лицо мужского пола в костюме ковбоя.

– Есть бурбон! – радостно подмигнул Конрад, который на секунду смог отвлечься от своей безутешной участи женатого человека. И повеселел.

Но Дональда было уже не остановить. Он совершенно не подозревал о наличии бурбона. Он был готов рваться в бой, хотя скорее в бою. Пусть и неизвестно, где он мог бы найти таковой. Левая часть Дональда, хитро замаскированная от него самого, по причинам, о которых еще слишком рано говорить, подготовилась к любому развитию событий и могла бы следовать за хозяином на край земли. Край кровати. Край кровати, который оказался ближе, чем планировалось. Дональд больно ударился. Пол не во много раз превосходил кровать жестокостью, но сам факт падения лишил нашего героя всяческой веры в справедливость.

Три ковбойских джентльмена, вопреки ожиданиям, не нервно закурили. Бармен, только что наполнивший стаканы бурбоном, любовно обнимал свой обрез, преображая его с помощью придуманных первичных и вторичных женских половых признаков. Шла тихая и размеренная жизнь. Жизнь все более неотвратимо проходила мимо кабака.

Дональд тоже курил. Он курил неистово, не оставляя табаку шанса на спасение. Это правостороннее живое существо было расстроено, не успев встать с кровати. В воздухе витала необходимость. Больше похожая на нужду. Путь до справления нужды лежал по коридору до самого его конца. Но выхода не оставалось. Потому что выход был на первом этаже. Куда и отправился смелый и отважный мистер О’Дональд. После туалетных процедур. Вы не хотите о них читать, но можете себе представить. Это свободная страна, в конце концов.

С лестницы спускался метр-с-кепковый гном в очень странном наряде. Наряд был странным, во-первых, потому, что он был надет на гнома. Гномов в таверне давно не было, настолько давно, что больше подходило слово «никогда». С другой стороны, ковбоев здесь тоже быть не должно. Но было. Поэтому никто не посмел помешать гному продолжить свой неуклюжий спуск с лестницы, осложнявшийся второй особенностью его костюма. Шутки ли ради или цели какой достижения для правая сторона одежды была совершенно нормальной, просто маленькой. А вот левая походила на мешок, без каких-либо отверстий, неопределенного цвета, ближе к серому, чем к коричневому, с примесью рыжего, но абсолютно точно там угадывались слабые тона зеленого, переходящего в голубой, который как бы невзначай смешивался с желтым. Красного не было. Абсолютно точно. Так как красным в основном была выкрашена правая, экстравагантная, за неимением лучшего слова, часть костюма.

Кое-каким образом Дональд смог водрузиться на барный стул возле барной стойки, став четвертым в ряду ковбоев, хоть и не был таковым. Конрад, хотя бы и из жалости, немедленно поставил перед ним стакан с бурбоном. Оценив это воистину милосердное поведение, Дональд немедленно опрокинул стаканчик. Бармен ничего не сказал, а только молча протянул гному метлу. Видя ужас и страдания в глазах этого несчастного маленького существа, третий из господ-джентльменов сжалился над ним и сам убрал осколки с пола. Конрад выдал Дональду второй стакан, который на этот раз выполнил свое предназначение по доставке спиртного живительного напитка внутрь нашего гномского друга.

– А пива нет, – соболезнующим тоном произнес первый ковбой.

– Да, пива нет, – поддержал его напарник.

– Пива нет совсем, – убирая метлу за стойку, согласился всегда третий участник беседы.

– Пойдем туда, где пиво есть. – голосом, вдохновляющим людей каждый день поднимать свои жопы с кровати, произнес О’Дональд.

И это было началом отличного приключения.

Евгения Янова

Из той же серии:

Глава первая, в которой Дональд О’Дональд пошел за пивом

Глава вторая, в которой Дональд О’Дональд не понимает, что происходит

Глава третья, в которой Дональд О’Дональд философски наблюдает за происходящим

Глава четвертая, в которой Дональд О’Дональд логично вытекает из предыдущей

Глава пятая, в которой Дональд О'Дональд далеко-далеко