Спускается ночь. Мягко, но в тоже время решительно она обнимает город, создавая в нем и в сердцах людей совершенно особое настроение, которое светом фонарей, словно паутиной, опутывает улицы, сковывая не только движения, но и само время. Все свободное пространство, словно водой, заполнено всеобъемлющей Тишиной, в которой, как мотыльки в свете лампы, роятся отдельные заблудившиеся мысли и звуки.

Если замереть и вслушаться, то можно разобрать, как где-то очень далеко на неизвестно чьей кухне закипает чайник, как поскрипывает стул, с которого кто-то встает, как по квартире гулко разносятся шаркающие шаги, как щелкает выключатель, мерцает лампа,  позвякивает посуда в сушилке, льется в кружку вода, чиркает зажигалка, тлеет сигарета, открывается со стуком окно, как, шурша занавесками, в чью-то кухню врывается холодный осенний ветер. 

А на другом конце ночи шелестят перелистываемые страницы, мерно постукивает клавиатура или капает вода из не до конца закрытого крана. Кто-то шепчет признания, кто-то молится, а кто-то просто лежит в темноте с закрытыми глазами, не может уснуть, и все, что он слышит – это дыхание мира, дыхание ночи.

Вдох.
День прошел не заметно. Вечер наградил меня апатией.
Выдох.
Я закрыл глаза, но сон так и не пришел. Ночь обещает быть пустой.
Вдох.
Я гнал мысли в попытке провалиться в забытье и все, что мне оставалось, – это звуки.
Выдох.
Два звука повторялись с упорным постоянством. Протяжные, спокойные, шепчущие.
Вдох.
Воздух с шелестом проходит сквозь чуть разомкнутые губы, осушая их, постепенно заполняя легкие. Мгновение.
Выдох.
Он неспешно их покидает, забирая капельку моего тепла с собой.
Вдох
– это волна набегает, увлекая за собой к берегу камни.
Выдох
– это волна в нерешительности возвращается в море, забирая камни с собой.
Набегает волна.
Шум прибоя. С моря дует теплый бриз. Где то вдали кричит одинокая чайка.
Волна отступает.
Галька прохладная, лежать на ней не очень удобно, но и вставать не очень-то хочется. Я поднимаюсь и сажусь по-турецки.
Набегает волна,
не добежав до меня пары метров она медленно останавливается.
Волна отступает:
играет со мной, приглашая меня к себе. Сегодня я приму ее приглашение.

Я любил это место. Здесь всегда спокойно, ни души на километры вокруг. Есть только широкий, тянущийся от горизонта к горизонту пляж, угольно черное небо, звезды и яркая, полная в зените, белая как снег луна, освещающая верхушки волн и гальку. И теплый свежий ветер, в котором тоже можно утонуть.

Но даже здесь нет той тишины, что мне нужна. Я встаю, легко расстегиваются пуговицы, и вся одежда быстро оказывается свалена в кучу. Первые шаги меня сопровождает нерешительность, галька холодная, мелкие камни врезаются в ноги, но дальше начинается песок. Вода с каждым шагом омывает меня все выше и выше, по телу пробегают мурашки. Я ныряю и начинаю плыть, плеск воды не вписывается в общую картину и режет слух. Отплыв на приличное расстояние, я останавливаюсь и ложусь на спину. Вода здесь спокойнее и теплее: я словно парю в воздухе. Небо надо мной мерно покачивается. Глубокий вдох. Выдох. Я закрываю глаза, расслабляюсь и ухожу под воду. Пара мгновений, и больше нет ничего: ни воды, ни шума прибоя, ни света. И  дыхания нет. Есть только я, бесконечная непроглядная тьма и тишина.

Арсений Рубцов

Остальные части "Сумасшедшего солнца":

Сумасшедшее солнце. Пролог

Сумасшедшее солнце. Глава I. Deja Vu

Сумасшедшее солнце. Глава II. Концепции

Сумасшедшее солнце. Глава IV. Ветер