Боги обычно подобны тем, кто им поклоняется.

Анатоль Франс.

 – Поторапливайся, если хочешь меня поймать! – чуть сдерживая смех, крикнул из-за зарослей можжевельника мой друг. – Ты бегаешь медленней хромой иссливской лошади!

Да, в чём уж я точно ему уступал, так это в скорости! Гов, внук главного шамана нашего племени, отличался на редкость быстрой поступью, и угнаться за ним я не мог вот уже несколько десятков улт. И откуда у такого щуплого парня берётся столько сил? Наверняка, папа постарался, призвав на помощь силы всех светлых богов Золотого рая!

– Советую не расслабляться! Я рано или поздно тебя догоню! – я попытался подбить его самолюбие, но тот только рассмеялся. Теперь уже во весь голос.

– Скорее Золотой рай опустится на наши земли и сделает меня главным божеством! Давай, Зан, поторапливайся! А то я начинаю скучать!

Нет, ну как ему удаётся сохранять столько энергии?! Не понимаю… Однако мне повезло: остановка на пол-улта позволила собраться с силами и выровнить дыхание, так что бежать стало немного полегче.

– Держись! – я как следует спрыгнул со своего места и понёсся за товарищем.

Дав стрекача, тот вмиг покинул пахучие заросли, обогнул с десяток высоких сосен и, перепрыгнув журчащий ручей, выбежал на протоптанную тропку. Эх! На открытой местности мне точно за ним не угнаться. Из последних сил я понёсся вслед за убегающим Говом, но быстро сбил дыхание, и вскоре пришлось остановиться. Эти забавы нравились мне всё меньше и меньше. Нет бы хоть раз поддаться! А ещё друг!

Пытаясь как следует отдышаться, я перевёл взгляд с тропы на окружающую её рощу. Молодые поросли можжевельника, которые когда-то так любила мама, величественные сосны и пара одиноких кедров, – одним словом, красота! Жаль, что отец не замечает этого. Рыская в своих пещерах в поисках самородков, он отучился видеть прекрасное. А по мне, так изумруды зелени и солнечные лучи куда лучше, нежели темные штольни с их запыленными кусочками меди. Задумавшись над извечной проблемой, я и не заметил, как чья-то рука хлопнула меня по плечу.

– Устал? – смешливо произнёс Гов, садясь точнёхонько рядом со мной. – Ничего, я тебя поднатаскаю, и уже через пару сезонов будешь лучшим бегуном в деревне!

– Думаешь, отец позволит? – посмеялся я, но с достаточно заметной серьёзностью. – Он ведь ни за что этого не допустит! Сын добытчика руд должен стать добытчиком руд.

Последнее я выговорил с интонацией отца, на что мой друг рассмеялся пуще прежнего.

– Тебе ещё повезло! А вот я должен стать шаманом, будь оно неладно! Думаешь, мне так хочется танцевать в старой потрескавшейся маске и, вовсю чихая от пыли, призывать духов вперемешку с богами?

Тут уж не выдержал я. Вдоволь отсмеявшись над удачной шуткой, я чуть откинул голову назад и снова перевёл взгляд на окрестности. Всё та же роща приветливо встретила меня лёгким колыханием веток да шелестом молодой хвои. Похоже, ветер наконец-то заявил о себе. Тем лучше. За последние две недели полного безветрия всё племя истосковалось по хорошему бризу. А я бы так вообще не отказался от знатного ливня. И чтоб обязательно с грозой и молниями! Вспышек на небе боятся лишь суеверные. Глай, отец моего друга, всегда говорил ему, что к подобным явлениям боги отношения не имеют. Что ж, ему видней, он ведь у нас с ними общается.

Солнце неумолимо клонилось к закату. Багровые облака, словно стая изголодавшихся небесных волков, преследовали светило, стараясь как можно скорее согнать его с небосвода. Но я был уверен, завтра оно обязательно появится снова, завершив свой каждодневный путь по Царству упокоившихся. Лучи тускнели, постепенно погружая в темноту леса и поля вокруг. Всё, что давным-давно стало таким родным и привычным. Густой и вязкий сумрак принимал в свои владения истосковавшийся по мгле мир, и я уже подумывал возвращаться в деревню, когда заметил на небосклоне нечто странное. Белый луч, едва различимый на фоне заходящего диска, появился из ниоткуда, плавно пронёсся по небу и прочертил лёгкую полоску тусклого и быстро тлеющего света. Падающая звезда? Может, может… Только почему она летит не к земле, а в небо? Я взглянул на друга: тот уже слегка посапывал, прикрыв глаза. Хех, вот уж не думал, что его станет клонить в сон раньше меня…

А звёздочка и не собиралась исчезать. Наоборот – она становилась всё больше и больше. А не приближается ли к нам? Я толкнул Гова в плечо. Тот нехотя прекратил похрапывание и с привычным ему возмущением пробурчал, чтобы я так больше не делал. Мне пришлось лишь указать в сторону неба, и в тот же миг с товарища сошёл весь сон. А как же! Белая звёзда уже была почти над нами, и вскоре приняла вид большого шара. Настолько яркого, что глаза сразу же потребовали отвести взгляд куда-нибудь в сторону.

– Что это такое? – спросил у меня товарищ.

Да, если б я только знал, то выдал бы ему всё и сразу. И ещё пририсовал бы несколько картинок на песке для затравки. Но в этот раз я только лишь развёл руками.

– Смотри, она летит в сторону деревни! – хлопнул меня в бок Гов и, больше не говоря лишних слов, понёсся за шаром.

А как хотелось отдохнуть от всей этой беготни! Нет, завтра я точно не встану с постели! Клянусь всеми богами Золотого рая! Приятель уже почти скрылся за соснами, когда я помчался за ним. Тут было недалеко. Тропа вела точно вперёд, затем поворачивала около неглубокого оврага (у нас его все называли Кроличье угодье) и выходила прямиком в деревню. Прошло пять ултов, от силы шесть, и мы уже бежали по главной улице, не забывая следить за непонятным шаром. Тот времени не терял и уже достиг большой утоптанной площадки, где обычно проводились советы старейшин. Сверкнув белыми лучами, он остановился, так и зависнув над ней во всей своей красе. Странной и непостижимой.

Я думал, что мы с Говом единственные, кто заметил эту штуковину. Но нет, если бы! Уже с два десятка человек повылезало из своих хижин, а самые смелые первыми выстраивались на площади, чтобы понять, что за неведомая сила пожаловала к нам в гости. Даже странно, обычно, как только возникало что-то из ряда вон выходящее, никого и пинками нельзя было выгнать с насиженного места. Народец-то у нас суеверный.

– Зан, вот ты где!

Отец заметил меня в толпе и сразу же уволок за руку в свою сторону.

– Ты бы не шастал где попало, когда к нам снисходят свыше!

Последнюю фразу я уловил краем уха, так что додумывать не стал и продолжил наблюдать за непонятным шаром. На миг мне показалось, что тот тоже ни с того ни с сего обратил на меня свой взор. Что за чушь! У него даже глаз нет! Внезапно яркий свет осветил всё вокруг. Белый и мощный, он разом заставил всех отвернуться, и в тот же момент на площади появились они.

Мама часто рассказывала мне о богах. В её историях те были могучими и несокрушимыми, мудрыми и справедливыми властелинами Золотого рая. Как жаль, что она этого сейчас не видит. В центре нашей деревни, точно под шаром, стояло три фигуры. Сам понимаю, с моего места разглядеть детали вряд ли бы смог даже обученный лучник, но мне хватило и этого. Высокие, в блестящей голубоватой одежде и с кипельно-белыми волосами, каким бы позавидовали даже утренние облака. Нет, я упорно должен был рассмотреть их вблизи! Заметив, что отцу сейчас не до меня (боги, как-никак, прибыли, сын может подождать), я осторожно отошёл от него в сторону и стал пробираться вглубь толпы. Делал это, к слову, весьма умело: сказывался опыт посещения фестивалей ритуальных танцев, когда пять соседних племён съезжались к нам, чтобы отметить ежегодный праздник урожая. Уж тогда-то я и давал себе волю, ловко отпихивая взрослых полупьяных зевак в разные стороны. Ладно, не буду лишний раз хвастаться…

Наконец я добрался до нужного места. Отсюда вид открывался куда лучше! Белый свет заливал всю площадь, и боги в этих лучах казались поистине… божественными. Более подходящего слова я тогда просто не подобрал. Рядом с ними уже стоял кто-то из наших, держа в своих руках ритуальное копьё. Вождь, кто же ещё! Высокий воин, славившийся на всю округу своей отвагой и умом. Неужели он решил пообщаться с ними? Или боги выбрали его сами? Тут уж следовало бы спросить самому, а подходить ближе я не решился. Нет, я не трус, просто всякое может быть. В нашем краю опасность способна спрятаться где угодно, так что и богам я пока решил доверять с осторожностью.

Один из небесных гостей вышел вперёд и протянул к нашему лидеру руку. Я уж подумал, что сейчас увижу что-то ещё более невероятное. Ну, скажем, столб света, животворящую радугу или какую-нибудь небесную молнию. Но нет. Ровным счётом ничего чудесного. Он так и стоял на своём месте, безмолвно направив свой взгляд на Урсата. Вождь молчал, молчали боги, и лишь из-за спины доносился приглушённый шёпот собравшихся. Ещё бы! Не каждый день к нам прилетают ТАКИЕ гости! Так длилось с два-три улта и, как бы это и ни звучало странно, уже начинало наскучивать. Может поэтому, как обычно витая в своих мыслях, я так резко среагировал на лёгкое прикосновение к плечу. Гов в который раз подкрался незаметно.

– Ты меня так в Царство упокоившихся сведёшь! – выругался я, но еле слышно, чтобы не привлечь ненужного внимания.

– Не ной, Зан, я и так давно знаю, какой ты пугливый.

Друг улыбнулся улыбкой до ушей. Впору было развешивать на ней ракушечные бусы с далёкого побережья Тавра. Смотрелись бы в самый раз! Именно это я и собирался сказать ему в лицо, но краем глаза заметил шевеление в тройке богов, и решил повременить с ответом до лучших времён. Высокий светловолосый мужчина опустил свою руку и вернулся к собратьям. Урсат же, перехватив копьё другой рукой, последовал к старейшинам. Те стояли недалеко, на противоположной части площади, и встретили своего вождя совершенно спокойными лицами, нашёптывая себе под нос только им одним известные молитвы. Сам Глай, главный шаман, забрал у него ритуальное копьё и скрылся за спинами товарищей.

А боги так и стояли на месте, словно ожидая чего-то. Тут я и заметил ещё одну черту, которую сумел выявить только сейчас. Их лица. Спокойные, совершенно не выражающие никаких эмоций. Казалось, что всё вокруг их волновало не больше, чем облако на небе проплывающую в реке рыбу. Ну, вроде того. Хорошо ли это или плохо, но я решился сделать несколько шагов вперёд. Тогда мне это не показалось безрассудным и невежливым. Напротив, я подумал, что сумею так их рассмотреть как можно лучше. Неожиданно один из светловолосых богов развернулся ко мне. Лёгкий холодок тотчас пробежал по спине, превратившись в нехорошие докучающие мурашки. Он смотрел прямо на меня! Не в силах что-то сказать или сделать, я лишь ощутил тяжёлый комок в горле. Гость нашей деревни вглядывался в моё лицо всего миг, пусть он и тянулся вечность, и в одно мгновение яркий свет всё прервал. Неожиданный и сильный, он вновь озарил деревню мощной вспышкой, и когда всё вернулось в норму, боги попросту исчезли. Вместе со своим шаром. Что ж, я не очень тогда расстроился. Как бы то ни было, в жизни бывают вещи и поважнее!

– Вот ты где! – отец схватил меня за плечо, видимо сумев отыскать среди собравшихся.

Что за привычка? Сначала Гов, теперь он! Ладно, потом доходчиво объясню обоим, что так делать нехорошо.

– Пап, ты видел?!

– Видел, видел, и уже не в первый раз, – с лёгким напряжением сказал он и перескочил на старую тему. – Ты не должен был убегать!

Я уже ожидал очередной ворох нравоучений, когда за его спиной выросло несколько высоких фигур. Ночь уже вступала в свои права, но разобрать, кто есть кто, я всё же сумел. Глай, главный шаман племени и отец моего лучшего друга, один из его молодых помощников, раскрашенный в зеленовато-жёлтую краску (цвет в темноте я не увидел, но бьюсь об заклад, своим привычкам этот тип не изменял), и вождь. Он оказался самым спокойным из всех: остальные в тот момент заметно помрачнели, иногда переглядываясь между собой.

– Стек, боги выбрали нас для одной очень важной миссии, – встретив недоумевающий взгляд отца, наш предводитель продолжил. – В пяти клунтах от нас их всевидящий взор нашёл необъятные залежи меди. Твой долг найти это место и помочь им её добыть.

Сказать, что папа опешил, значит ничего не сказать. Он никак не ожидал, что его каждодневная деятельность вдруг понадобится. Да не абы кому! Подумав над словами вождя, отец наконец произнёс:

– Я знаю эти места с ранних лет. Если здесь и есть подобные богатства, то нам уж точно их не достать. И…

Договорить он не успел. Вождь, как это часто бывало, прервал своего собеседника. Даже не поведя бровью.

– Чёрная пещера.

Слова сорвались с его уст, как гром среди ясного неба. По крайней мере, для тех, кто стоял за спиной нашего лидера.

– Но Урсат! – шаман не выдержал и вмешался в этот странный по моим меркам разговор, всем своим видом выражая крайнее беспокойство и волнение. – Это святое место, и никому из нас нельзя туда ступать! Ещё никто не возвращался оттуда живым.

– Глай! Это воля богов! И ни ты, ни я не можем ей перечить!

– Но…

Урсат отвернулся от своего шамана, дав тому ясно понять, что не желает общаться на подобную тему. Я же тем более искренне не понимал Глая. Ну, святое место, и что? В конце концов, так говорил только он и кучка его помощников. Чего такого-то?

– Разумно ли всё это? – спросил отец.

Вождь лишь кивнул, добавив, что тот должен направиться туда уже завтра. После недолгих разговоров ни о чём они ушли, и мы с отцом остались одни. Ну, практически – Гов крутился неподалёку, скорее всего ожидая, пока я освобожусь.

– Сегодня ляжем раньше, – обратился ко мне отец. – Путь не особо близкий, надо поднакопить сил.

Я удивился не меньше, чем при встрече с посланцами Золотого рая. Отец что, хочет, чтобы я пошёл с ним???

– Пап, я завтра не могу! Я обещал Гову сходить с ним за грибами!.. – я, конечно, немного приврал, но надо же было как-то спасаться. Однако переспорить решение отца мне не удалось.

– Это не обсуждается. Ты должен быть со мной, и точка!

Разозлившись, я лишь топнул ногой от досады и ушёл в сторону. Отец не стал меня догонять. Он и так знал, что я никуда не денусь. Вот угораздило же мне родиться в семье добытчика руд! Нет, если б мама сейчас была с нами, она бы точно за меня заступилась. Ненароком я вспомнил те времена, когда мы были полноценный семьёй, и с грустью призадумался. И опять! Опять мой друг дотронулся до плеча. Я уж было хотел на него наорать, но тот всем своим видом дал мне понять, что ему не до шуток. Нахмуренный, печальный и даже слегка сутулый. Я почти открыл рот, чтобы что-то сказать, но Гов начал первым:

– Не ходи завтра туда…

– Почему? – настороженно спросил я, заметив струнки неуверенности в его голосе. – Это же просто пещера! Ну, попадётся там медведь. Так ведь со мной будут взрослые!

Гов молчал какое-то время, затем добавил:

– Просто не ходи. Скажи, что заболел. Убеги из дома. Но не ходи!

Я не успел ничего спросить – он убежал. Завернул за одну из хижин и скрылся. Что на него нашло? Неужели все вокруг действительно такие суеверные? Хотя, учитывая, что к нам только что прилетали боги, вопрос показался мне весьма неуместным.

«Ладно! – сказал я сам себе. – Утро вечера мудренее!» И день, закончившийся на такой тусклой ноте, отправился в Царство упокоившихся.

Утро подкралось незаметно. Так бывало не один раз, и исключения уже давно заставили меня позабыть об их существовании. Я нехотя потянулся на своей перине и вышел на улицу. Лёгкая освежающая прохлада, ветер-погонщик, колыхавший ветви уже гораздо смелее, и седые облака, закрывшие собой всё небо. Погода переменилась, и это к счастью. Было бы здорово на самом деле погулять по лесу и насобирать целую корзину молодых грибов!

– Зан, ты проснулся? Тем лучше, не надо будет тебя будить. Собирайся, через пять ултов мы выступаем.

Да, нарушить такую идиллию – дело нехитрое. Я нехотя собрал свою походную сумку, нацепил вязаную обувь и небольшой тканевый плащ на случай внезапного дождя, порыскал по улочкам в поисках Гова и, не найдя его, поплёлся вслед за отцом и двумя его товарищами по несчастью. Хотя зачем лукавить… Несчастным здесь был только я. Остальные спали и видели, как бы найти что-нибудь ценное в тёмных горных штольнях и принести в деревню.

Наверное, я – единственный, кто по пути к скалам любовался видом. Остальным было, как всегда, не до этого. А зря! Дорога стала лучшим из всего, что нам предстояло сегодня пережить. Несмотря на обилие облаков, мало-помалу принимавших облик настоящих туч, природа вокруг так и сияла. Заросли сосен и можжевельников сменились старым дубовым лесом, наверняка видавшим ещё моего прадеда, а ещё через пол-улта началось широкое и, как мне показалось, необъятное поле. Высокие травы, медленно раскачивавшиеся на ветру, серьёзно замедлили наш путь, и пробираться стало намного тяжелее. Но я не стал понапрасну ныть, вместо этого выпив пару глотков воды из фляги и решив от нечего делать посчитать свои шаги. На второй тысячи мне это, правда, надоело, и я это дело бросил, но зато скоротать время удалось на славу. Я и не заметил, как мы наконец пришли.

Скалы, которые все в нашей деревне именовали не иначе как «медные», лежали к востоку от обжитых мест. Я бывал здесь от силы пять-шесть раз, и то не в этом сезоне. Высокие, местами покрытые кустарниками и мхами – я бы любовался ими хоть целый день! И обязательно бы обошёл вдоль и поперёк, чтобы выявить каждый уступ и закоулок. Правда, мама как-то рассказывала мне, что видела горы ещё выше, снег на которых не таял даже летом! Вот бы и на них посмотреть когда-нибудь…

– Зан, стой тут, я загляну в пещеру, – отец передал мне сумку, от тяжести которой я чуть не свалился на землю, и вошёл в невысокий проход между камнями.

Немного подождав его, мы услышали нужный сигнал и отправились в темноту. Сами понимаете, в пещеру мог забрести кто угодно. Как я уже говорил, осторожность – твой главный друг и товарищ.

Отец уже вовсю разжигал для нас факелы. В отличие от меня, он бывал в этих местах почти каждую неделю, и знал тут всё как свои пять пальцев. Почти всё… В пару пещер он не заглядывал после того, как те обвалились, погребя под завалами несколько его товарищей. Как в деревне потом поняли, всему виной стал гремучий газ, скопившийся в нижних ярусах этих тёмных и негостеприимных штолен. Ну, и ещё никто не ходил в Чёрную пещеру. Шаманы нескольких поколений считали это место святым, даже немного проклятым, и никого туда не допускали. Если честно, здравый смысл во всём этом был: один смельчак, сунувшийся туда пару сезонов назад, бесследно исчез. Но теперь, после визита богов, никого не волновали глупые выдумки «перегревшихся на солнце фантазёров» (так называл шаманов мой папа).

К слову сказать, медь для нашей деревни всегда являлась крайне важным ресурсом. Именно благодаря этим скалам мы и процветали. Ну, по крайней мере, не бедствовали. Металл использовался в создании оружия, топоров, всяких плугов, так же изготовлялась посуда, не говоря уже о простых украшениях. Так что я прекрасно мог понять богов с их желанием поскорее заполучить этот ценнейший материал.

– Зан, держись рядом со мной. И не вздумай отходить ни на шаг. Не хватало ещё, чтобы ты потерялся… – отец передал мне небольшой факел и, дождавшись, пока его товарищи перегруппируются, первым вошёл в сгустившуюся темноту.

Бродить по пещерам – это тебе не семечки щёлкать. Отвлечёшься на пару ултов, зазеваешься – и всё, поминай как звали! Но я бы при всём желании не стал сюда ходить в одиночку. Беспроглядная мгла – хоть глаз выколи! Вкупе с сырым воздухом и потолком, то и дело подпирающим тебя сверху, это место не веяло приветливым гостеприимством. Мы шли уже достаточно долго, с неплохой скоростью углубляясь в скалу, пока наконец не показалось нужное место. Ничего необычного – коридор так и продолжался дальше. Однако стоило лишь обратить внимание на левую стену, слегка наклонившуюся в сторону, и сразу становилось видно небольшую арку. Туннель, уходивший всё ниже и ниже, не выглядел ни таинственным, ни тем более проклятым. Обычная пещера, как и все. Товарищи отца переглянулись и взялись за небольшие медальоны, висевшие на шеях. Этакий оберег от злых сил. Как говорили старейшины, если у Золотого рая есть боги, то в Царстве упокоившихся – духи. Серые и злые, они так и норовят сделать нам какую-нибудь пакость.

Отец тоже несколько колебался. Однако, зная его характер, я не удивился, что после пары глубоких вдохов он сумел преодолеть предрассудки и вошёл в темноту. Мы не заставили себя долго ждать, и уже спустя несколько ултов, продвигаясь вглубь, считали Чёрную пещеру не более чем обыкновенным горным тоннелем.

– Если в этом месте и есть медь, то мы вряд ли найдём её сразу, – заметил один и наших спутников, седоватый кузнец по имени Шир. – Тут надо засесть основательно и рассматривать по камушку…

– А чего ты хотел? – посмеялся его товарищ по прозвищу Клык. – Это ведь твоя работа – найти лучшие камни, принести в деревню, разогреть и посмотреть, есть ли в них то, что так интересует богов.

Шир не стал отвечать своему собеседнику. Клык, настоящее имя которого знали разве что родственники и, может, ещё вождь, хлопнул того по плечу и слегка ускорил шаг, стараясь нагнать нас с отцом. Вскоре я догадался, почему. Впереди показался выход из туннеля! Решив первым увидеть, что ждёт нас впереди, я перешёл на бег, несмотря на протесты отца, оставил его позади и прыжком вылетел в большой пещерный зал.

Я сказал большой? Нет, он оказался просто огромным! Даже то, что я сумел разглядеть благодаря своему маленькому факелу, поражало воображение, фантазию, разум и всё, что так или иначе с этим связано! Словно диковинные деревья, вокруг меня вырастали причудливые формы ветвистых сталактитов, сталагмитов и соответственно колонн, образовавшихся от слияния последних. Но, бьюсь об заклад, такого не видел даже мой отец. Это был не обычный камень. Я аккуратно подошёл к одному из «кустиков» и рассмотрел его от края до края. Зеленовато-серый, словно покрывшийся тонким слоем лишайника, он выглядел так неестественно, что я с трудом  смог поверить в его существование. Медный самородок! И не абы какой, а гигантский! Медь была везде: витиеватые выросты покрывали всё вокруг, превращая это место в своеобразный медный лес. Медную пещеру.

– Я не могу поверить… – еле слышно произнёс мой отец. И ёжик бы догадался, что тот под сильным впечатлением. – Чтобы столько меди? В виде самородков! Да какого размера!!!

Клык только лишь присвистнул, а Шир добавил от себя то, что и так было ясно:

– Это невозможно. Такого просто не бывает!

– Ты хочешь сказать, что мы все надышались гремучим газом и видим один и тот же сон? – бросил шутку его товарищ.

– Не исключено… – не стал впадать в споры Шир и с любопытством отправился к ближайшей ветвистой колонне.

Зелёный цвет с проступавшими местами вкраплениями желтовато-латунных пятен поражал своими переливами, плавно переходящими от белёсых «лишайниковых» оттенков к насыщенным «травяным» и «хвойным». Эх, сюда бы солнечный свет! Уж он-то помог бы нам увидеть этот «лес» во всей его красе!

– Давайте не терять время. Предлагаю осмотреться, чтобы узнать, насколько широка эта пещера.

Отец разжёг ещё один факел и повесил у входа. Как я уже не раз говорил, осторожность ещё никому не мешала. Невозможная пещера оказалась намного больше, чем мы подозревали. Пробираясь между ветвистыми самородками и колоннами, мы старались усердно запоминать дорогу, чтобы ненароком не заблудиться. Товарищи отца уже подыскивали какой-нибудь более-менее маленький кустик, чтобы вынести его отсюда и показать в деревне, когда Клык заметил впереди странные огни. Пара, затем ещё один – казалось, они возникли из ниоткуда. Духи?

– Похоже на факелы… – сказал папа. – Держитесь сзади, я погляжу, что к чему.

Отец ушёл во мрак, и силуэт добытчика руды постепенно растаял в темноте, оставив лишь огонёк пламени. Он продвигался медленно, и в какой-то момент мне показалось, что и вовсе остановился. Но в тот же миг факел погас. Мы ничего не услышали, поэтому так и не поняли, что случилось. Клык всегда был не робкого десятка. Наш спутник поспешил на то место, где, скорее всего, должен был находиться мой папа, однако найти кого-либо не удалось.

– Куда он делся? – процедил Шир и крикнул. – Стек! Стек!!!

Молчание. Я уже начинал беспокоиться. В голову стали закрадываться самые нехорошие мысли, но я постарался отвлечься и сам позвал отца. И снова безрезультатно.

Вдруг мимо нас промелькнул огонёк. Потом снова, затем ещё два. Кто бы тут ни был, мне сразу подумалось, что нас вряд ли ждёт теплый приём. Как жаль, что я оказался прав. Из темноты вынырнула фигура и вцепилась мёртвой хваткой в Клыка. К счастью, мой спутник отличался завидной силой, и скрутить нападавшего не составило особого труда. Однако за ним разом появилось ещё трое. Клык мог бы при желании и поддержке Шира справиться и с ними, но, к несчастью, клинки в руках последних не сулили нам ничего хорошего. Говорят, лучшая защита – это нападение. Враньё! В нашем случае лучшей защитой стало бегство. Имея при себе лишь короткие медные кинжалы, мы вряд ли бы сумели что-то противопоставить нашим таинственным врагам. Шир бросился назад, забыв обо всём. Я не стал отставать от нашего кузнеца, краем глаза успев заметить крайне неприятную картину: Клыка кто-то ударил по затылку, и тот, потеряв сознание, упал под ноги неизвестному. Эта картина заставила меня резко ускориться. В тот миг я не думал ни о чём, кроме бегства. Я понимал, что буду сожалеть о том, что бросил отца одного, но какой толк в драке от бестолкового юноши? Нет, всё, что я сейчас мог – это постараться выбраться из неожиданной западни и привести помощь.

Шир бежал впереди. Факел, что он нёс, трепетал в взмыленных руках, и я старался ориентироваться преимущественно на него, так как к своему стыду дороги почти не запомнил. Кузнец нёсся как угорелый, я едва ли мог его нагнать, но вдруг из темноты на него вынырнул ещё один обитатель пещеры. Шир никогда не отличался особыми боевыми умениями, так что тот легко скрутил моего спутника. Стараясь обогнуть опасный участок, я волей-неволей рассмотрел чужака. Такая же одежда, как у любого из жителей деревни, только вот лицо оказалось выкрашено в зеленовато-жёлтую краску. Думать в тот момент не было времени, и я что есть сил поспешил к выходу. До него оставалось всего ничего, но в последний момент меня за ногу схватил ещё один неприятель. Рискнув, я саданул ему изо всех сил ботинком в лицо и сделал очередной рывок. На моё счастье тип оказался не таким настойчивым, и я вырвался из цепких клещей.

Туннель, чёрный и непроглядный. Как хорошо, что факел ещё оставался со мной. Вряд ли я нашёл бы дорогу в кромешной тьме без поддержки яркого пламени. Путь наружу показался мне вечностью. В какой-то момент я даже подумал, что заблудился, однако вскоре услышал лёгкий шум и последовал прямо в ту сторону. Снаружи лил дождь. Настоящий ливень. Ах, как не вовремя! В другое время я бы отдал всё, чтобы насладиться свежестью летнего дождя, но только не сейчас. Недолго думая, я накинул плащ, оставленный у входа в пещеру, и поспешил домой. Мысли спутывались в моей голове, образуя причудливый клубок идей, одна из которых оказывалась страшнее другой. Отец пропал в пещере. Пропали все его товарищи. Но кто это был? Зачем эти люди живут в темноте? И что они сделают со своими пленниками? Наверное, в какой-то момент я заплакал, чтобы хоть как-то выплеснуть противоречивые эмоции. Знаю, мужчины не должны так делать, но я-то пока был только ребёнком! Дождь лил из разверзнувшихся небес, не жалея ни себя, ни кого бы то ни было ещё. Лужи на дороге уже стали обычным делом, и я даже не заметил, как с ног до головы покрылся слоем вязкой серой грязи.

В таком виде, вдобавок промокший до нитки, я и явился в деревню. И первым домом, в который я тогда поспешил, оказалось жилище моего друга Гова. Да, сам знаю, надо было бежать сразу к вождю, но тогда мысли в голове сновали совершенно иные. Как оказалось, к несчастью…

– Зан, что с тобой случилось?! – мой товарищ был шокирован столь неприглядным видом своего друга, так что сразу же передал покрывало, чтобы я как следует вытер лицо.

Рассказ не занял много времени. Я вкратце упомянул всё, что со мной произошло, попутно приводя себя в порядок. Гов слушал меня внимательно, однако чего я точно не увидел тогда на его лице, так это удивления. Не придав этому значения, я привёл себя в норму и уже был готов следовать к вождю, когда в дверях возникла фигура. Глай, шаман племени и отец моего товарища.

– Рад видеть тебя, Зан… Ты куда-то спешишь? – мужчина преградил мне путь, и несколько попыток его обойти не увенчались успехом.

– Я спешу. Мне надо к вождю!

Я не сразу заметил, как за ним появились ещё двое. Тут-то я испытал шок. Высокие парни, с лицами, разукрашенными зелёно-жёлтой краской… Помощники шамана. Конечно! Именно их я видел в пещере! Как я только мог забыть: такой раскрас на лицо наносят только они! Но тогда получается…

– Это вы были в той пещере!.. – вырвалось у меня.

Нет, определённо в будущем нужно как можно меньше болтать.

– Вы вторглись на святое место и поплатились сполна, – спокойным тоном произнёс шаман. Да, выправки ему всегда хватало. – Мой род охраняет Чёрную пещеру уже несколько веков, и я сделаю всё, чтобы никто не узнал о ней впредь.

Последнее меня не обрадовало. Вряд ли то, что решил сделать со мной Глай, будет приятным. Мельком взглянул на Гова. Тот стоял как вкопанный, совершенно не желая мне помогать.

– Предатель! – крикнул я ему напоследок и, рывком отпрыгнув от шаманов, понёсся к стене.

Я понимал, что выход надёжно зажат, поэтому решил обмануть их. Шанс был невелик, но мне повезло. Как только преследователи потянулись в мою сторону, я обогнул большой стол, бросил им вслед кувшин с водой и поспешил на выход. И снова меня встретил дождь. Жестокий, громкий и беспощадный. Что делать теперь? Ноги сразу понесли меня к дому вождя, но не тут-то было: у дверей уже стояли помощники шамана. Я резко нырнул за стену и замер. Вроде не заметили… Во имя богов! И что дальше? К кому мне пойти??? Этот проклятый шаман не оставит меня в покое! И вряд ли мне вообще кто-то поверит! Я простой мальчишка, а он…

Не зная, что предпринять, я побежал прочь. Дождь стучал по волосам и плечам, отдаваясь в висках гулким шумом и пронизывая до самых костей. Словно грохот боевых барабанов, взывающих на войну. Только я был один. И я бы никогда не справился…

– Зан, постой! – чья-то рука схватила меня за плечо, совсем не дав опомниться.

Хватка некрепкая, я легко мог вырваться, а значит это:

– Гов! Отпусти меня!

Друг этого не сделал. Судя по одежде, он выбежал на улицу совсем без плаща. Видать, папочка заставил…

– Да послушай ты! Я тебе не враг! И хочу всё уладить, – наконец Гов ослабил кулак, и я сумел освободиться.

– Да, как же!.. – в тот момент я не желал его видеть. – Глай схватил всех, с кем я был в той пещере! И моего отца тоже. Может, их уже нет в живых…

Последнее я произнёс с таким комом в горле, что снова чуть не заплакал. Гов молчал какое-то время. И это молчание заставило меня нервничать больше всего.

– Зан. Послушай. Я не могу ничего сделать. Мой отец охраняет это место с тех пор, как умер дед. И я когда-нибудь займу его место. Так было и будет. Как бы я того не хотел… Я просто не могу поступить иначе…

Я слушал ровно столько, сколько требовалось. Бросив в сторону бывшего товарища гневный взгляд, я сказал:

– Значит, ты предаёшь меня…

Гов всё время смотрел, потупив взгляд. Наверное, он сомневался. Но лишь дурак подумал бы, что мой друг переступит через своего отца.

– Если надо выбирать между тобой и будущим, то ты должен понимать, как я поступлю, – на этот раз он поднял голову и взглянул мне прямо в глаза. – Ты бы поступил так же.

– Предатель!!! – выкрикнул я и, забыв обо всём, бросился на него.

Сцепившись мёртвой хваткой, мы рухнули в грязь. Во имя богов, что я делаю? Гов был моим лучшим другом. А теперь посмотрите на нас: дерёмся как самые заклятые враги. И всё из-за этой гадкой пещеры и выдумок безумных шаманов! Будь они все прокляты!!!

Мы лежали на земле уже целый улт. Будь хоть один из нас сыном воина, то вряд ли он стал бы церемониться с соперником. Но мы – будущие шаман и искатель руды – мало что смыслили в этом. Я постарался столкнуть Гова с себя, но не получилось. Удар в бок, уклонение, ещё – я не знал, чем это закончится. И Гов не знал. У нас было только «сейчас». Без какой-либо надежды на «завтра». Увлёкшись дракой, мы даже не заметили, как всё вокруг заполнил яркий белый свет. Он ударил в глаза всего на мгновение и, когда внезапно погас, я снова стукнул Гова в спину, однако тот так и не ответил. Что самое странное, его лицо теперь выражало всего лишь одну эмоцию – удивление. Как будто парень увидел что-то, чего не должно было быть.

– Зан, где мы? – только и смог произнести Гов и, оставив меня в покое, поднялся на ноги.

Только в этот момент я заметил, что сильный ливень неожиданно кончился. Да что там ливень. Над нашими головами уже не было неба! Только странный серый потолок, ровности которого мог бы позавидовать любой строитель. Земля под ногами исчезла, уступив место полу. Холодному и такому же гладкому. Куда мы попали? Я медленно поднялся и огляделся. Помещение оказалось поистине огромным! И совершенно пустым. Круглый зал, ровный до неприличия, и ничего больше.

– Как мы тут оказались? – Гов удивился не меньше меня. – Только что были под дождём, и…

– В нас ударила молния, и теперь мы на пути в Царство упокоившихся, – съехидничал я.

Нет, а что? Этот вариант мне представлялся самым вероятным. Мы побродили по странному месту ещё с пол-улта, но так ничего и не нашли. Ни одного выхода, даже окна. Если мы и правда ещё живы, то выбраться отсюда не сможем. И, как будто услышав мои слова, стена впереди неожиданно отъехала в сторону. Сама по себе, она просто скрылась внутри соседней, и показала то, что располагалось снаружи.

  То, что там было… как бы лучше объяснить?.. У меня не нашлось подходящего слова, так как пейзаж, что открывался перед нами, вряд ли вообще предназначался для наших глаз. Те просто отказывались верить самим себе, а уж мы им доверять и вовсе не собирались. Думаю, перед нами был город. По крайней мере, ни на что другое это не походило. Только таких городов я не видел и в самых фантастических снах! Странные белые дома, или может башни, будто диковинные сказочные великаны поднимались высоко в небо, переплетались между собой, точно паутиной, длинными тончайшими линиями, похожими на дороги, а на небе… В общем, если бы я рассказал отцу, что увидел над собой две луны, взмылено-белую и цвета иссливского пурпура, тот бы вмиг отругал меня за попытку напиться в столь раннем возрасте. Хотя мама бы отнеслась спокойнее. Она любила рассказывать мне на ночь разные сказки, одна интересней другой.

– Это точно не Царство упокоившихся! Больше похоже на Золотой рай! – Гов напрочь забыл о нашей недавней драке и вовсю любовался видом.

Хотя любование вряд ли бы подошло для описания такого неестественного процесса. Наслаждение, вдохновляющее каждый уголок мысли, внимание всему, что видишь, жажда это объять, понять и, может, даже поглотить. В общем, наблюдая за товарищем, я невольно посмеялся над его физиономией. Тот, впрочем, так и не отреагировал. Он сейчас вообще находился где-то далеко.

– Вы правы, – услышал я голос позади. – Это действительно Золотой рай.

Мы резко обернулись и увидели… бога. Правильно, кто тут ещё мог находиться? Светловолосый, в голубой одежде и с совершенно спокойным выражением лица. Я был ошеломлён, Гов – то же самое, только умноженное в два раза. Чтобы бог принёс нас в свою обитель? Какой в этом смысл?

– Тогда почему здесь нет золота? – вопрос, вырвавшийся из моих уст, ошеломил меня не меньше, чем друга.

Как я уже говорил, осторожность превыше всего. А заявлять богу о недочётах его родного дома – верх риска и безумия.

– Это хороший вопрос, – опять прозвучал голос, на этот раз в моей голове. Бог же так и не раскрыл рта! – Мы в тебе не ошиблись.

Так же безэмоционально, наш собеседник подошёл поближе и взглянул на город под нами.

– Наши представления редко оказываются правдивы. Как в вашем мире, так и в этом. Это действительно Золотой рай, о котором вам рассказывали уже не одну сотню лет. Только здесь нет золота, и живут в нём не боги…

«Ого!» – только и пронеслось в моей голове (очень хочется верить, что я не сказал это вслух). А тем временем «бог» продолжал:

– В разных временах нас видели по-разному. В вашем мире мы боги, в другом – пришельцы из далёкого космоса, а в некоторых… – собеседник впервые за долгое время закрыл глаза. – Назойливый пережиток прошлого.

Я молчал, молчал и Гов. Тот пытался осознать смысл сказанного, но он находился за гранью нашего понимания. Где-то очень далеко.

– Вы не сможете понять всего, что я вам скажу. И всё же я попытаюсь объяснить. Этот мир, один из многих на небосводе, не просто далёк от вашего дома. Это – ваше будущее. И мы – не боги. И не пришельцы. Мы – ваши потомки.

Вот тут я понял, что совсем ничего не понимаю. Действительно – как гром среди ясного неба! (А ещё хотел дождя…) Видя моё замешательство, светловолосый собеседник продолжил:

– Прошли тысячи лет, и дети покинули свою колыбель. Распространились по небосводу. Это место, Золотой рай – одно из многих. Но теперь оно на грани гибели. Сила самой Смерти угрожает ей, и единственное наше спасение – это вы.

– Точнее не мы, а медь? – спросил неожиданно «проснувшийся» Гов.

Бог лишь кивнул.

– Но как медь может помочь победить Смерть? – вполне логично спросил я. – Сейчас вы говорите с нами как боги. Лучше объясните, как равные равным.

Да, я сам это сказал. Обычный мальчик. Неожиданно даже для меня.

– Хорошо, – казалось, что бог вот-вот улыбнётся, но этого не произошло. – Недалеко от этой планеты, которую мы называем Гвиневра-3, взорвалась сверхновая звезда. Поток гамма-лучей направляется в нашу сторону с неумолимой скоростью. Этот мир под угрозой. Единственный способ спастись – достроить генератор энергетического поля. Он создаст вокруг планеты щит, который отразит радиоактивное излучение. Медь – необходимый элемент для постройки. Проводящий элемент. Керамические сплавы для такого устройства неприемлемы… Недра этого мира бедны полезными ископаемыми, половина соседних миров – истощены. А старые колонии отказались помогать. Выход нашёлся не сразу. Месторождения из прошлого – решение скорее от отчаянья. Но это был последний шанс…

Да, зря я его об этом попросил. Из сказанного я не понял ровным счётом ни-че-го. Какое-то поле, которым хотят покрыть планету, должно спасти её от лучей чего-то там. Что, у них совсем поля не растут?.. Думаю, бог и не рассчитывал, что мы что-то поймём. Скорее, даже немного поиздевался над нами, рассказывая всё это. Тогда зачем нас призвал?

– Месяц назад мы обнаружили месторождение рядом с вашим поселением, – ответил на мой вопрос собеседник. Видимо, решил зайти с краю. – Невероятное для нашей родной планеты. Настолько, что никто сначала даже не поверил. Но мы не ошиблись, там действительно оказалось много необходимого металла. Оставалось только найти к нему путь.

– Значит, вы для этого привели нас сюда? – спросил мой товарищ. – Чтобы мы показали дорогу к Чёрной пещере?

– И позволили беспрепятственно получить искомое, – бог снова моргнул, словно немного нервничал. – Мы видели, что случилось в деревне. Твой отец убеждён, что поступает правильно. Но это не так. Покажи нам эту пещеру, и мы сумеем всё исправить.

– Не могу, – Гов завертел головой в знак отрицания. – Это святое место, и мой отец, все наши поколения охраняли его. Я… не могу…

– Ничто не может быть святым, если так или иначе послужило чьей-то гибели. Ты можешь помочь нам, но только если захочешь сам. Открой своё сознание и позволь нам увидеть пещеру. Не дай нам умереть.

Гов растерялся. Думаю, он в который раз решал, что для него важнее – роль шамана или всё остальное. Неожиданно мой товарищ кивнул, и бог направил на него свою раскрытую ладонь. «Всё-таки не могут они быть нашими потомками» – подумал я. Чтобы читать чужие мысли, строить такие города, перемещаться по небу и эпохам? Ну, не способны мы на такое! Хотя кто его знает… Ещё я думал о том, зачем ему ждать нашего согласия и, опять же, для чего он показал нам будущее? Ведь можно же было всё сделать проще. Но подумать как следует мне не дали. Ещё одна вспышка света, и мы снова куда-то переместились.

На этот раз вокруг царила полная темнота. Хоть глаз выколи! Отчего-то мне даже подумалось, что теперь мы попали в Царство упокоившихся. Раз уж был Золотой рай… И снова вспышка. Но не такая яркая. Просто рядом с нами вдруг стало светло. Как от света тысячи факелов. В тот же момент я понял, куда мы всё-таки попали. Зелёные «кусты» и колонны, сталактиты – медная пещера! Видимо, моё сегодняшнее желание сбылось – теперь всё можно было разглядеть гораздо, гораздо лучше.

– Это потрясает восприятие, – произнёс наш светловолосый спутник.

Думаю, его впечатлило это место. Пусть он и не выразил никаких эмоций. Бог так и рассматривал самородки вокруг, Гов стоял тише воды, ниже травы, а я… я первым делом стал разыскивать своего отца и его товарищей. Однако далеко мне уйти не удалось – нас всех окружили наши старые знакомые. С раскрашенными лицами и клинками – они как будто нас поджидали.

– Гов, я в тебе разочарован, – голос этого типа всегда казался мне неприятным, но сейчас просто выводил из себя. – Ты привёл в нашу святыню чужака.

Глай, горе-шаман, стоял у небольшого постамента, напоминавшего какого-то идола, и держал в руках верёвку. Тоже мне, нашёл, чем защищаться. Однако выправка старого колдуна не изменилась: он по-прежнему держался весьма стойко.

– Ты забываешься, шаман, – вступил в диалог наш новый союзник. Он выставил руку вперёд, и всё вокруг засияло ярким светом. – Мы приказали вам привести нас в эту пещеру. Ни одна религиозная иллюзия не должна стоять выше нашего слова.

Последнюю фразу я не совсем понял. Ну, да ладно. Из-за света никто не решался к нам подойти. Слава Золотому раю, иначе бы эти фанатики покромсали нас на части. По крайней мере, меня и Гова. Кстати, а куда делся мой друг? Пока тут всё светилось и искрило, он смылся! Ну, и скатертью дорога. Без него разберёмся!

– Ты действительно думаешь, что я тебя боюсь? – в голосе шамана послышался лёгкий смешок. – Боги Золотого рая мне не указ! Вы сильны, но против серых духов совершенно беспомощны!

– Ты глуп, – ответил «бог», но подходить ближе не стал.

– Нет! Наша семья, мой клан – мы хранили эту пещеру от вас долгие века! Как нам и завещали серые духи. Обитатели Царства упокоившихся сильнее вас, и вы никогда не получите их богатство.

Мой светловолосый защитник из будущего замер и опустил руку. Свет никуда не делся, но в глазах «бога» я увидел то, что пока ещё не посетило меня. Прозрение…

– Я понял, о ком ты говоришь, шаман. Эти люди знали, что мы придём. И поставили вас, чтобы не позволить найти это место. Чтобы наш мир погиб. Ты должен знать лишь одно: они – не духи. Это такие же люди, как и ты. Они прибыли из очень далёкого будущего, и цель у них лишь одна – не позволить Золотому раю добиться своего.

На шамана это не произвело ровным счётом никакого впечатления. А что ещё взять с человека, которому с самого детства внушали только одну версию происходящего? Именно такие люди развязывают войны, нападая на соседние поселения только потому, что те верят в других богов или живут не по тем принципам.

– Мне нет дела до твоих слов, светлый! – огрызнулся Глай. – Приказываю тебе убираться отсюда. Это твой последний шанс!

Чтобы так говорить с «богом», надо было хорошо верить в свои силы. Впрочем, и мой спутник не отличался трусостью. Думаю, он вообще не рассматривал шамана как соперника.

– Приказы невежественного дикаря не имеют никакого значения, – ого, тон светловолосого изменился! Теперь он говорил жёстко, пусть и так же спокойно. – Я же требую лишь одного – уйди с дороги, Глай.

Шаман бросил на «бога» пронзительный взгляд, но вопреки моим ожиданиям не улыбнулся. Вместо этого он достал из-под одежды какой-то странный металлический предмет и, пустив из него тонкую нить огня, поджёг шнур. Мой союзник шагнул вперёд. Но шаман отбросил нить куда-то вниз, и та провалилась в трещину рядом с ним.

– Я клялся охранять это место до смерти. И любой ценой не отдавать его вам. Гремучий газ сделает своё дело. Если ты не бессмертен, беги пока можешь…

Я взглянул на «бога». Тот по-прежнему не менялся в лице. Однако не успел я ничего сказать, как он мысленно произнёс:

– Фитиль из недалёкого будущего. Достаточно простое средство, чтобы даже вы поняли принцип. Серые предусмотрели наше появление… Я не успею это остановить. Мы должны уйти.

– Мой друг! Он всё ещё здесь!

Я не мог бросить Гова. Шаман уже начал читать какую-то молитву, видимо прося своих сумасшедших духов приготовить ему место в Царстве упокоившихся, остальные последовали примеру своего выжившего из ума лидера, а я, в свою очередь, поспешил найти товарища. И отца. Плевать, что скоро всё здесь погребёт взрыв! Что я буду делать, если останусь совсем один???

– Сейчас, – неожиданно сказал Глай и закрыл глаза.

Мгновение… и ничего не случилось. Все стояли на своих местах, но спустя пару коротких ударов сердца к нам постепенно пришло осознание того, что взрыва не будет. Шаман недоумевал. Остальные пытались понять, что делать дальше, а светловолосый «бог» незаметно следил за всеми нами. Пауза могла затянуться на неопределённый срок, но этого не произошло по одной простой причине – появился Гов. Парень держал в руках длинный фитиль, смотанный в клубок, и молча направил свой взор на отца.

– Как ты мог?! – наконец-то выправка Глая дала слабину. Уж чего-чего, а такого от своего сына он точно не ожидал!

– Просто мы не правы… – мой друг бросил клубок куда-то в сторону, но так и продолжал смотреть на отца. Глаза в глаза. Так, как будто ничего другого вокруг не существовало. – Я видел Золотой рай. И мы должны им помочь.

Сказать, что шаман разозлился – значит ничего не сказать. Взбесившийся Глай пронзил сына убийственным взглядом и перевёл это несмертельное, но крайне неприятное оружие на нас. Я его не волновал ни на капельку, а вот «бог»… Он его просто ненавидел. Выхватив из-за пояса кинжал, шаман бросился на моего спутника, начисто забыв о здравом смысле. Да, это был поступок от безвыходности, и он только усугубил положение. Светловолосый союзник поднял свою руку, очередная вспышка, – и шаман исчез.

Просто растворился в воздухе, не оставив ни намёка на прежнее присутствие. И снова молчание. Как я его ненавижу! В молчании кроется какая-то пустота. Ожидание. И не всегда чего-то хорошего. Уж лучше бросаться словами и выяснять отношения, чем молчать. До добра это ещё никого не доводило.

– Где мой отец? – наконец спросил Гов.

Мой друг так и не решил, как ему реагировать на случившееся. Всё прошло так быстро и необычно, что никто бы в целом мире не успел сходу понять, что к чему. Может, потом – спустя тысячи лет – люди привыкнут к такой скорости событий, но мы-то воспитаны по-другому.

– Глай попал туда, где сумеет лучше себя реализовать. То время ценит таких, как он. Может, он даже сможет измениться. Это уже не зависит от нас.

Гов лишь кивнул. Я заметил, что из его глаз выступили слёзы, но в последний момент он себя сдержал. Тем временем «бог» развернулся к слугам шамана. Всего миг – и те, побросав своё оружие, молча поклонились. Что ж, с опасностью покончено! Осталось лишь найти моего отца…

К утру следующего дня я вновь стоял у медных скал, у самого входа в эти ненавистные подземные штольни. В деревне узнали про пещеру, и уже сегодня несколько десятков человек отправилось в темноту, чтобы прикинуть, как именно достать оттуда все эти самородки. Отца мне так и не удалось найти. Наш друг из будущего (даже странно, что я стал его так называть) сказал, что его могли перенести так же, как и он перенёс шамана. Остаётся лишь гадать, как Глай сумел это сделать и кто такие «серые». Если честно, я смутно представлял всю картину целиком. Светловолосые боги оказались нашими поколениями из будущего, серые духи шамана – ещё более далёкими потомками, они ко всему прочему враждовали, и всех их понесло именно в наш век. Много несостыковок, но вряд ли я когда-то пойму, что к чему. Что до отца… Надеюсь, я найду его однажды. Всем сердцем надеюсь. Жизнь непредсказуема. И это уж точно не зависит ни от людей, ни от эпох.

– Вы поступили правильно, – прозвучал голос позади.

На удивление я даже не дрогнул. Не думал, что привыкну к внезапным появлениям «богов». Кто знает, может, скоро это станет постоянной привычкой?

– Это Вы… – светловолосый возник из ниоткуда, однако кроме него вокруг не было ни души. – Улетаете домой? Ну, к себе.

Он кивнул и продолжил:

– Пока наше присутствие не требуется. Когда придёт время, я вернусь.

Я уже собирался попрощаться и уйти своей дорогой, но всё же передумал. Меня ещё волновал один вопрос, который так и остался без ответа.

– Я хотел у Вас спросить… Всё-таки зачем Вы показали нам свой мир? Ведь с такой силой, путешествуя по эпохам, вы могли бы запросто прочитать мысли шамана и обойтись без нашей помощи.

– Ты умный, Зан. Так же, как и твоя мать… В своё время ты всё узнаешь. Помни лишь одно – не оставляй Гова. Он ещё сыграет свою роль. Как и ты.

Светловолосый собеседник улыбнулся и, растаяв в яркой вспышке, исчез. Улыбнулся? Да нет, боги никогда не улыбаются! Я более чем уверен, что мне это показалось! 

– Зан! – мой друг выбежал из пещеры и хлопнул меня по плечу. – Вот ты где!

Я сделал то же самое. Снова видеть его бодрым и оптимистичным – это дорогого стоит. Даже несмотря на то, что случилось вчера, мы всё ещё оставались друзьями. Лучшими.

– Ну, что теперь будем делать?

Я думал. У нас в деревни не осталось никого. Отцы исчезли, а дальние родственники вряд ли согласились бы взять на себя лишнюю обузу. И тогда я предложил:

– Давай отправимся на юг. Я слышал, там есть большое поселение. Десять тысяч человек! Кто знает, может нам улыбнётся удача?!

Гов думал недолго. Он улыбнулся впервые за утро и согласно кивнул.

– Да. Терять нам всё равно уже нечего…

Солнце давно поднялось над полосой горизонта, вновь покинув Царство упокоившихся. Яркий диск залил светом наш привычный мир. Может, для кого-то он уже успел стать прошлым, но только не для нас. Настоящее так и дышало вокруг: в колыхании веток, шелесте свежих трав, пении птиц и полёте белых облаков – всего, что осталось от вчерашнего дождя. Жизнь ждала действия, и я не хотел её разочаровывать. Так мы и шли, два лучших друга, навстречу своему неразгаданному будущему.

Егор Козлов