Здравствуй, о грозный хищник целлюлозных саванн, выслеживающий зебр Смысла в буквенной траве средней высокости! Эти копытные мыслепитающие не всегда здравы, но неизменно пугливы, ведь их полосатые ушки, а я считаю, что раз вся зебра полосатая, то и уши у нее тоже полосатые, всегда на макушке, и если уж удача отвернётся от тебя этой ночью, то надеюсь, что на худой конец ты хотя бы закусишь кабанчиком Юмора. И не надо говорить между делом, что письма мои редки! Два – это еще не статистика, а всего лишь пара задремавших и свалившихся с веток сов.

О чём это я?

А вот о чём: представь, мой вечно голодный друг, что однажды вечером ты проснёшься, сладко зевая, поваляешься немного в кровати (да, этот кусок мягкой земли так и называется), потянешься как это умеют кошачьи (а они это действительно умеют), сделаешь зарядку (я в тебя верю), потом почистишь зубы (погрызи что-нибудь растительное, где твоя фантазия?), поправишь фотографию бабушки на камине (воображаемом, как впрочем и бабушка), выйдешь из дома (отойдёшь от куста акации), примешь воинственную, но в то же время грациозную, позу, выпустишь когти и ВНЕЗАПНО обнаружишь, что зебры…

кончились.

Не буквально, конечно, а например решив, что с них достаточно этого ежедневного балагана с ролевыми играми в хищника и жертву, что климат больно сух и вреден для здоровья, что пора бы уже сменить обстановку в конце концов, собрали вещички, надели панамы, отороченные искусственным мехом, и уплыли на бревенчатом лайнере в Антарктиду жечь костры и играть в бридж с пингвинами. Сути дела это не меняет.

Сначала ты естественно не поверишь (поздоровайся с первой стадией) – так всегда бывает, когда теряешь что-то очень-очень важное. Будешь выслеживать и подкрадываться к веткам, апатично лежащим на земле (наркоманы, что с них взять), ловить изумленные кусты (поставь себя на их место), натыкаться на друзей, в недоумении уже не скрываясь прогуливающихся среди трав. Даже заглянешь под пару камней, но найдешь там лишь сухие листья, вполне подходящие для икебаны, стоит заметить, да альбом старых фотографий, который напомнит о том, как здорово было стремительно бежать за зеброй, оставляя за собой вздымающуюся из-под лап пыль и рассекая прохладный воздух усами. Пускай все фотографии смазаны (ведь после догонялок обычно не до фотографий), но остаток ночи с тобой проведёт меланхоличная подруга Ностальгия, а под утро саванну оглушит хор урчащих львиных животов.

И вот, казалось бы: можно закусить и гну, и буйволом (бородавочников не рассматриваем – они странные, пусть сидят себе в своих скальных расщелинах на здоровье), но осадочек, как говорится, останется. Задумывался ли ты когда-нибудь, каково будет существовать, ибо мой язык не повернется назвать это жизнью, без зебр? Сейчас самое время. Оглянись вокруг: много зебр взирают на тебя, пожёвывая травку и прикидывая сколько еще метров считать тебя не слишком назойливым? Нет, они не уехали в Антарктиду. Ведь кроме того, что меховая панама вряд ли сильно поможет в таком путешествии, пингвины та еще компания: встанут вокруг тебя, вытянут шеи, машут крыльями и галдят. И чего им надо? (пусть лучше играть научаться) А с зебрами тем не менее происходит что-то неладное.

Я раскрою тайну: дело в том, что нашлись предприимчивые гиены, которые сказали, мол: “Наши предки этих зебр сюда завезли, а мой отец их тут пас” – и огородили часть саванны заборчиком, поставив у ворот пару жирафов, продающих билетики. Хочешь поохотиться – будь добр заплати. И, вроде, всё логично, но тенденция такая, что все зебры потихоньку перекочевывают в резервацию, а гиены всё чаще хотят знать, где ты ходил и чем завтракал, ссылаясь на то, что зебр постоянно подворовывают. Доходит до смешного! Охотишься ты значит около очередного забора, что недалеко от бассейна, там где как раз частенько плавают пьёлем одни из самых аппетитных зебр, и вдруг, как чертик из табакерки, неизвестно откуда появляется бегемот в форме и заявляет: “Гражданин, тут охотиться нельзя, тут у нас дырка в заборе”.

Мне что до вашей дырки?! У вас и зебры все тощие!!! Вы бы их покормили, а лучше бы совсем поменяли. На них без слёз не взглянешь, они в возрасте уже, им на пенсию пора! И вообще зебра – животное свободолюбивое. Да здравствуют мишленовские зебры! Свободу им!

Арсений Рубцов